На главную страницу Написать нам Добавить сайт в избранное
На главную страницу
На главную страницу
рус eng
РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ АПТЕЧНЫХ СЕТЕЙ
НОВОСТИ
ПРЕСС-ЦЕНТР
КОНСУЛЬТАЦИИ
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ОПРОСЫ
РЕЙТИНГИ
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ
найти

Нелли Игнатьева на телеканале ОТР о ситуации на аптечном рынке

ГОСТИ
Нелли Игнатьева - исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей
Александр Петров - депутат Государственной Думы РФ, член Комитета по охране здоровья

Ксения Сакурова: В России могут ввести ограничение на вывоз из страны лекарств и медицинских изделий, доставленных из государств, которые поддержали санкции против нашей страны, об этом заявил Михаил Мишустин. Кроме того, в правительстве планируют поддержать своих производителей медицинских препаратов: предполагается установить особый порядок лицензирования фармацевтов и деятельности по техобслуживанию медицинских изделий.
Иван Князев: Сейчас представители российских фармкомпаний заявляют, что работают в штатном режиме, хотя и испытывают определенные трудности с логистикой. Отрасль под санкции не попала, но из-за закрытия авиасообщения с западными странами привычные цепочки поставок оказались нарушены.
Ксения Сакурова: На этом фоне в российских аптеках изменились правила продажи лекарств: с 1 марта врачи, выдавая рецепты пациентам, должны будут указывать срок действия документа и степень его срочности. Некоторых лекарств придется ждать до 10 рабочих дней по новым правилам.

Иван Князев: Нелли Игнатьева у нас сейчас на связи, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей. Нелли Валентиновна, приветствуем вас. 

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте, день добрый.

Иван Князев: Давайте сначала с рецептами разберемся. Что и как можно сейчас покупать? Что нельзя? Какие сроки?

Нелли Игнатьева: То, что касается рецептурного отпуска, независимо от сегодняшней ситуации, в которой мы все пребываем, эти правила изменения были заранее предусмотрены и их порядок введения был с 1 марта. Поэтому с точки зрения сроков действия рецептов это почти стандартный режим, ожидаемый для нас, никак не связанный с сегодняшними теми сложностями, которые испытывают все отрасли нашей экономики. Здесь, что касается сроков действия рецепта, ну они практически действительно неизменны для наших пациентов, но особо следует выделить те лекарственные препараты, которые отпускаются по льготе, и здесь действительно есть моменты, на которые следует обратить внимание льготникам. Колоссальных изменений у нас, увы и к счастью, не произошло.

Иван Князев: Ну вот последняя новость, новость последнего часа из Минздрава: в России фиксируются отдельные сигналы о задержках поставок ряда лекарств, они связаны с транспортными и логистическими проблемами. Это сообщает замглавы Минздрава Виктор Фисенко. У вас какая картина?

Нелли Игнатьева: Ну, постольку-поскольку уже Министерство здравоохранения прокомментировало ситуацию, да, ситуация такова. И вы в самом начале прокомментировали то же самое, что в связи с проблемами в авиаперевозках, да, нужны уже другие логистические механизмы доставки лекарственных препаратов, транспортировки лекарственных препаратов. Но то, что касается, я представляю аптечные организации, позиции, сегодняшнего состояния сегодняшнего дня, она такова, что, во-первых, лекарственные препараты, они ежедневно поступают на территорию Российской Федерации и поступают напрямую в аптеки, есть определенный товарный запас. И этот товарный запас, он в товаропроводящей цепочке позволяет нам сегодня, скажем так, управлять, иметь ресурсы к управлению той ситуацией, в которой мы пребываем.

И эта ситуация, в которой мы пребываем, она скорее связана с для нас необъяснимым, а с другой стороны объяснимым спросом, повышенным спросом. Почему? Потому что наши сограждане, к сожалению, все покупают впрок и тем самым вызывают некоторые неудобства для других пациентов, потому что им приходится искать лекарственный препарат по аптечным организациям, а не купить сразу. Но это проблема всего лишь именно управления логистикой, товарными запасами.

Ксения Сакурова: Мы немало же производим сами, но нередко при этом из зарубежных компонентов. Вот что сейчас с этой проблемой? Насколько сейчас вот эти нарушенные логистические цепочки мешают уже нашим производителям?

Нелли Игнатьева: Здесь, что касается комментариев производителей, такие моменты случаются, случаются, они имеют место быть, но не в тех масштабах, о которых можно было бы сейчас, ну простыми словами, наращивать панику или какие-то возмущения. Такие моменты технически бывают, сегодня они, может быть, более болезненно всеми переживаются. Действительно, что касается поставок субстанций, из которых изготавливаются лекарственные препараты, не только мы импортозависимы, весь мир импортозависим в этом плане. Почему? Потому что у нас две основные страны в мире, и это, к счастью, Китай и Индия, которые производят субстанции для наших лекарственных препаратов, которые производятся дальше во всем мире.

Ксения Сакурова: То есть здесь серьезных перебоев не будет, ну поскольку все-таки Китай не отказывался от торгового сотрудничества с нами?

Нелли Игнатьева: Ну, я подчеркнула этот момент, с одной стороны, и, с другой стороны, опять-таки повторю, что те товарные запасы, которые имеют место быть, само слово «запасы» говорит об этом, которые имеют место быть на определенный промежуток времени, конечно же, они помогают сгладить ситуацию, сгладить ситуацию вот этих, к сожалению, возникших перебоев. Что касается масштабов перебоев, ну действительно они, я так думаю, решаемы. Почему? Потому что, если что-то там авиатранспортом не удается доставить, то есть другие пути доставки. Да, это немножко растянется во времени.

Потом, что касается лекарственных препаратов, у нас все-таки речь идет о лекарственных препаратах, которые... В отдельных торговых наименованиях испытывают проблемы в доставке, а лекарственные препараты – это неторговые наименования, т. е. не только торговые наименования, а главное, международные непатентованные наименования, т. е. действующее вещество, как обычно говорят в социуме. Так вот в рамках как раз-таки этого МНН, международного непатентованного наименования, производится ряд лекарственных препаратов в рамках одного названия, и поэтому если привычный, скажем, который принимает наш пациент лекарственный препарат, ему может быть сегодня сложно будет приобрести в силу того, что нужно будет поискать, то есть другой действительно такой же препарат с таким же действующим веществом, но другого производителя.

Иван Князев: Дженерики т. н., я правильно понимаю?

Нелли Игнатьева: Да, совершенно верно. Я старалась более подробно, чтобы было всем телезрителям понятно. Да, это дженерики, и сегодня, да, вообще весь мир живет в эпоху дженериков, у нас очень много представлено торговых наименований, которые позволяют с точки зрения терапевтического эффекта обеспечить замену.

Иван Князев: Ага. Нелли Валентиновна, сколько времени понадобится на перестройку логистики у нас? Пока запасы есть.

Нелли Игнатьева: Вы знаете, сегодня вряд ли кто возьмется какие-либо делать прогнозы, и так-то это дело неблагодарное... Мы каждый день находимся в той ситуации, которую нам, мягко говоря, диктует день сегодняшний. Поэтому на сегодняшний момент это позиция сегодняшнего дня, это все решаемо. Что будет завтра? Мы сохраняем оптимизм и обращаемся к своим коллегам, я хочу, чтобы наши телезрители тоже знали, к своим коллегам терпеливо выдержать эту ситуацию, достойно ее перенести.

И хочу отметить, что лекарственные препараты относятся к тем, позволю себе сэкономить и сказать, товарам, где регулируются цены, а регулирование цен означает ограничение торговых надбавок. Поэтому спекулятивных повышений цен на лекарственные препараты априори быть не может. Почему? Потому что мы не имеем права, это лицензионные требования, и никто этим на сегодняшний момент и не спекулирует. Единственный момент, действительно, это логистическая история, которую нужно будет регулировать, и каждый день эта регуляция будет свои дополнительные настройки иметь.

Иван Князев: Ну, в общем, паниковать не стоит, препараты будут, и причем по тем же ценам, насколько я понял. Давайте телезрителей послушаем.

Ксения Сакурова: Лидия из Московской области с нами на связи. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, дорогие ведущие, добрый день, эксперт.

Вот я хочу вот спросить. Мы, конечно, все понимаем, что санкции и прочее, все такое. Вот муж принимает «Вессел Дуэ Ф». Вот я купила сейчас его на Тепличной за 3 400 и пошла, потому что две упаковки нужно, и за второй пошла на Знамя Октября в аптеку «Столичка». При мне фармацевт оторвала старую цену 3 200, и мне пробили, вот у меня чек передо мной, все, за 4 000. Поставка старая, а цена уже на 800 рублей больше.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо. А вот это уже к вопросу спекулятивных цен, Нелли Валентиновна.

Нелли Игнатьева: Да. То, что касается... Спасибо вам действительно за хороший вопрос, в адрес телезрителя, потому что вот эта картина, которую видит наш уважаемый посетитель аптеки, на витрине стоят упаковки, на упаковках вот эти ценники – ценники, которые могут меняться и не только сегодня, и вчера, и позавчера, и три года назад, даже в течение дня. Почему? Потому что это разные поставки, и разные поставки, это касаемо, и цены будут разные, и это бывает так. Связано это с массой причин экономически обоснованных: это объем поставки, это у поставщика другие цены, как сам покупал поставщик, как мы покупаем, по предоплате либо каким-либо другим образом, поэтому цены действительно разные.

Я отмечу, и когда наша телезрительница уважаемая покупала лекарственный препарат, на тот момент просто на витрине была цена предыдущей поставки, как совершенно правильно ей объяснили. И ни в коем случае мы не меняем цену, у нас все настолько прозрачно и регулируемое ценообразование... Но цены могут быть, они, так бывало, меняются как в бо́льшую, так... Ну, сегодня сказать, что в меньшую сторону, это не сегодняшний день, все-таки я вас поправлю, Иван, постольку-поскольку я не комментировала, что цены меняться не будут. Мы импортозависимы, мы это с вами подчеркивали, и действительно, у нас около 90% и субстанций импортозависимы, не только у нас, не в России, здесь не проблема нашего какого-либо национального характера, это весь мир так живет, я уже сегодня это отмечала. И то, что касается, разумеется, мы все зависим от курса валют.

Но единственный момент, который отличает нас от других секторов экономики, ровно только то, что у нас есть регулирование уровня торговых надбавок, которые мы можем применять, причем они ограничены: мы можем их делать меньше, но не можем делать больше. Мы не можем сказать, что цены не будут меняться. Вы прекрасно видите, телезрительница сегодня это прокомментировала. Этот момент неизбежен, он был неизбежен всегда, и он таковым останется. Мы живем в условиях рыночной экономики, и это так будет, и мы зависим от этого курса. Говорить о том, что нам необходимо производить все субстанции на территории Российской Федерации, к примеру, как вариант, ну тоже вопрос дискутабельный, а нужно ли. Нет такой страны мира пока что.

И я все-таки имею знания, опыт, который был в различные периоды времени, и в тяжелые периоды времени, и в периоды военных действий, все-таки лекарственные препараты, они относились всегда к отдельной категории неприкосновенности, неприкосновенных таких товаров, и искренне хочется сохранить, чтобы позиции сегодняшнего дня, все эти решения, которые будут приниматься не нами, а в которых мы будем оказываться, они будут все-таки гуманны и более человечны, скажем, насколько здесь этот эпитет уместен сегодня. Но цены меняются, да, они будут меняться.

Иван Князев: Ну, поживем – увидим. Спасибо вам большое, Нелли Валентиновна. Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей, была с нами на связи.

Ксения Сакурова: Продолжаем обсуждать эту тему. С нами на связи Александр Петров, депутат Государственной Думы Российской Федерации, член Комитета по охране здоровья. Александр Петрович, здравствуйте.

Александр Петров: Добрый день, Россия.

Ксения Сакурова: Насколько оперативно мы на самом деле сейчас можем реагировать на то, как складывается ситуация? И насколько мы правда можем быть независимы, если мы говорим про рынок медицинских изделий и лекарств?

Александр Петров: Ну, вчера произошло в очередной раз то, что произошло. Я уж не буду перечислять, сколько я кризисов пережил начиная с павловской реформы денег. Но в очередной раз вчера государственная система контроля за ценами лекарственных препаратов не сработала, надо быть честными, перед людьми надо быть честными. Объяснять какими-то там причинами, инструкциями бесполезно, потому что фейк о том, что будет введено военное положение, вчера пробил сознание практически миллионов наших граждан, они рванулись в аптеки и магазины и стали скупать впрок то, что им нужно. Безусловно, сработал сразу же механизм спекуляции в аптеках, а у нас их много достаточно.

И сейчас я сижу на заседании Государственной Думы как раз по вопросам, дать дополнительные полномочия правительству по контролю за ценами и по другим вопросам развития российской фармы. По лекарствам, кроме того, безусловно, сработал валютный курс, но все-таки вчера абсолютно четко понятно, нам нужна система контроля за ценами. Есть маркировка? – есть. Цены видно? – видно. Что нам мешает контролировать и наказывать тех, когда мы видим в каждой упаковке, за сколько она ушла с завода и сколько, за какую цену его аптека должна продать, особенно те лекарственные препараты, которые из списка жизненно важных, те, на которые государство контролирует цены. Но вчера не сработало, и люди пошли, и аптекари стали менять...

Пример с 800 рублей – он массовый пример, это не одна аптека вчера сделала. Это уже спекулятивный элемент конкретной аптеки. Объяснять людям, что надо писать заявление в Росздравнадзор и аптеку накажут, – да людям лекарства нужны, не вот эти наказания. Может, кто-то и напишет, но большинство россиян, ко всем россиянам обращаюсь, не будут писать такие заявления, аптеки это тоже понимают.

Иван Князев: Да сверху надо наказывать, Александр Петрович, сверху надо наказывать такие аптеки.

Александр Петров: Наказывать надо не сверху – должна работать... Вот сегодня маркировка – это цифровой контур лекарственного обеспечения, он полностью контролирует каждую упаковку лекарств и по цене, и по тому, что упаковка настоящая или нет. Поэтому мы сейчас сидим и думаем, как изменить государственную систему контроля. Мы ее обязательно введем, нельзя больше допускать. И каждый раз это уже было, 10 лет назад, в 2008-м, в 1998-м гг. все подпрыгивало, и не только из-за курса доллара. Вопрос. Население терпело, терпело, терпело, вот этот психологический эффект вчера сработал на фейке и все понеслось.

Сейчас уже, сегодня цены, которые поднялись, они стоят, большинство лекарств в аптеках все-таки есть, есть дефектура лекарственных препаратов. Но самое главное – лекарства есть на складах, я уже об этом говорил, их достаточно, чтобы обеспечить текущую потребность аптек. Их будут сейчас завозить. Но это сейчас все в экстренном порядке надо втаскивать...

Ксения Сакурова: Александр Петрович, а есть какая-то, простите, система, которая позволяет не только отследить, сколько стоил препарат на заводе, сколько у оптовика, но за какую цену он был продан? Ведь у нас же сейчас все в электронном виде, ведь можно же посмотреть, действительно, какую партию аптека продавала, по какой цене.

Александр Петров: Безусловно. Этот механизм есть, это называется системой маркировки. На упаковке лекарств можно увидеть «криптохвост» и увидеть прямо вот через телефон, каждый может проверить из нас, по какой цене с завода этот ушел препарат.

Ксения Сакурова: Но это с завода...

Александр Петров: А государственная система, она вообще это должна видеть. Почему вчера она опять не сработала, вот мы сейчас сидим и разбираемся, что надо изменить в законодательстве, чтобы прекратить такие спекуляции. Спекулятивный элемент надо исключить. Да, останется курс доллара, это важный элемент у нас, я признаю. И это действительно факт, что у нас больше половины производства лекарств делается из зарубежных субстанций, у нас производство субстанций пока слабенькое собственное в Российской Федерации, мы тоже сейчас решаем вопрос, чтобы Россия ускоренными темпами... У нас больше 500 заводов, которые сегодня работают в России фармацевтических, и нам нужны теперь заводы по производству субстанций. Нам надо шагать вот к этой сложной задаче. И правительство это понимает, и они согласны.

Ксения Сакурова: Александр Петрович, простите, зрители спрашивают, что за приложение поможет проверить цену...

Александр Петров: «Честный ЗНАК», «Честный ЗНАК».

Ксения Сакурова: Отлично. И второй вопрос – как то, по какой цене этот препарат уходил с завода, коррелируется с тем, какая цена в аптеке? То есть какая допустимая наценка должна быть?

Александр Петров: Это тоже прописано в законодательстве, сколько... Вот особенно те лекарственные препараты, которые из списка жизненно важных. У нас две категории: одна категория, которая... Список жизненно важных опубликован на сайте Минздрава Российской Федерации и, очевидно, еще у Росздравнадзора. Вот этот список, там цена зафиксирована, она не может быть больше, вот это очень важно.

Иван Князев: Да, это понятно.

Александр Петров: Другой список регулируется как продукты питания, когда оптовая компания делает свою наценку и аптека свою наценку. Они тоже регламентированы по каждой категории. Это можно в интернете легко найти. Но мне кажется, вот когда 800 рублей сделали, это просто руководитель корпорации позвонил и сказал: «Так, цены поднимаем на столько», – и они все цены поменяли, вот что вчера произошло, во многих причем аптеках.

Иван Князев: Александр Петрович, вот вы говорите, что сейчас сидите, обсуждаете, думаете, как сделать так, чтобы вот этот механизм контроля за ценами сработал. Вам сколько времени на это понадобится, чтобы он заработал?

Александр Петров: Мы сейчас в трех чтениях приняли закон, который вот самое необходимое для полномочий правительства. Нам нужно буквально недели две, для того чтобы обсудить все другие вопросы. Нельзя в одиночку решать, нужно все равнозаслушать пациентские организации, нужно заслушать аптекарей, нужно заслушать оптовую цепочку, фармпроизводителей, и мы буквально за 2 недели должны прийти к решению, как дальше будем жить в этой системе. Потому что стыдно просто перед людьми, когда они вынуждены вот так прыгать и бегать по аптекам искать лекарства. Причем на складах-то они есть.

Ксения Сакурова: Да, понятно.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое. Александр Петров, депутат Государственной Думы Российской Федерации, член Комитета по охране здоровья, был с нами на связи.

Вот что касается еще дополнительных полномочий кабинета министров, одна мера будет направлена как раз-таки на стимулирование развития производства лекарств, которые не имеют российских аналогов. Ну и еще дополнительно правительство получит право устанавливать особый порядок лицензирования для фармацевтов, а также деятельности по техническому обслуживанию медицинских изделий.

Ксения Сакурова: Мы прервемся в т. ч. на новости, после будем говорить о ситуации в банковской сфере, о кредитах, о наличных. Оставайтесь с нами.

архив пресс-центра

Наш телефон
(495) 797-90-36 inforaas@mail.ru

Являемся членами ТПП РФ Платиновая унция

Об ассоциации / Участники / Проекты / Документы / Наш клуб / Как стать участником / Инспекторат

Copyright 2005 “РААС”. Все права защищены

Сайт разработан
www.PROREKLAMY.ru