На главную страницу Написать нам Добавить сайт в избранное
На главную страницу
На главную страницу
рус eng
РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ АПТЕЧНЫХ СЕТЕЙ
НОВОСТИ
ПРЕСС-ЦЕНТР
КОНСУЛЬТАЦИИ
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ОПРОСЫ
РЕЙТИНГИ
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ
найти

Нелли Игнатьева в прямом эфире программы "ОТРажение" на телеканале ОТР

                                   Нелли Игнатьева: Сегодня интернет-торговля лекарствами на территории России запрещена. Это пиратский рынок, никем не контролируемый        

  

Ольга Арсланова: Поговорим о здоровье, а точнее – об аптеках. Дело в том, что с сегодняшнего дня российские аптеки, как заявляется официально, будут работать по новым стандартам, потому что вступает в силу так называемое правило надлежащей аптечной практики лекарственных препаратов, их хранения и перевозки. В перспективе, как сообщается, аптекам могут разрешить еще и продавать лекарства через Интернет и курьерам доставлять их заказчику.

Поподробнее поговорим о том, что изменится, и изменится ли, с нашей гостьей. К нам пришла Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей. Здравствуйте.

 

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

 

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

 

Ольга Арсланова: И обратимся к нашим зрителям. Вот есть какие-то формальные документы, где, возможно, что-то меняется на бумаге. А вот вас что устраивает или не устраивает в работе вашей ближайшей аптеки, в которую вы постоянно ходите? Позвоните и расскажите, вместе обсудим.

Нелли, я так понимаю, что эти изменения, в общем, довольно специфические, касаются каких-то, наверное, более формальных вещей.

 

Петр Кузнецов: Ну, они какие-то детальные, точечные. Там речь…

 

Ольга Арсланова: Есть ли там что-то, что нужно знать нам как потребителям?

 

Петр Кузнецов: Перепланировка и так далее.

 

Нелли Игнатьева: Хороший вопрос. Сегодня вступает еще один стандарт надлежащей практики. Что я имею в виду? Есть такая международная практика стандартизации всех процессов, и это тоже касается рынка лекарственных препаратов. Вот Стандарт о надлежащей производственной практике у нас уже был принят. Сегодня у нас принят, то есть уже вступил в силу с сегодняшнего дня, простыми словами, Стандарт надлежащей аптечной практики и Стандарт хранения и перевозки – это то, что относится к дистрибьюторской практике, то есть к оптовому звену.

По сути что это для нас означает? Скорее это документ для практических работников, потому что это единый документ, который объединяет все те нормы, которые должны выполнять (ну, я по части своей) аптечные организации. Вот они у нас в энном количестве нормативных актов прописаны. Сегодня они все закреплены уже в одном Стандарте надлежащей аптечной практики. Я его сама как практик оцениваю позитивно. Почему? Потому что есть теперь наконец-то единый документ, который, по сути, всем желающим открыть аптеку просто демонстрирует то, что аптека – это достаточно сложно, это достаточно серьезно, это…

 

Ольга Арсланова: А то они не знали.

 

Нелли Игнатьева: Вы знаете, даже до такой степени…

Петр Кузнецов: И войти на этот рынок недобросовестным…

Нелли Игнатьева: Нет, на самом деле не знали, потому что есть такой, увы, стереотип – как будто у нас очень много аптек. Кстати, их количество сокращается. Вот сама такая картинка визуальная в городе… Ну, берем пример Москвы. Создается впечатление, что аптеки – это выгодно, их очень много, и это такой бизнес. И отдельные желающие…

 

 

Ольга Арсланова: Это правда.

 

Нелли Игнатьева: Задуматься серьезно над тем, что аптека – это не просто торговая организация, а это столько требований! Отдельные требования к сотрудникам, к информации. Это глубокая, это серьезная система менеджмента качества. Я говорю где-то громкие слова, но это не декларация. Это все лицензионные требования, за невыполнение которых аптеки у нас просто-напросто штрафуются. Есть Кодекс административных правонарушений и есть закон "О лицензировании деятельности", куда фармдеятельность относится непосредственно, наша аптечная вся деятельность.

И поэтому это действительно… Ну, я считаю позитивно, что это, так сказать, заставит пересмотреть желающих войти на аптечный рынок, потому что это не просто торговля, а это лекарства, это ответственность за здоровье граждан.

 

Петр Кузнецов: Да. Так все-таки новые стандарты призваны ограничить

доступ на аптечный рынок недобросовестных каких-то ребят? Или же все-таки они призваны улучшить качество обслуживания прямое клиентов?

 

Нелли Игнатьева: Вы знаете, слово "новые" ровно только потому, что этого документа раньше не было. Он объединяет уже все существующие правила. У нас был стандарт для аптечных организаций – отраслевой стандарт "Правила розничной торговли". Но сегодня мы на том этапе, очередном этапе перехода к стандартам, к тем формам стандартов, которые имеет международная практика. У нас гармонизация к международным практикам продолжается.

И говорить о том, что новый… Да, он впервые на рынок у нас вступает. И я скажу, что он очень долгожданный, потому что рынок это очень ждет с того момента, как у нас внутренний документ (я имею в виду – отраслевой стандарт "Правила розничной торговли") уже в 2014 году, кстати, тоже в марте месяц был отменен. Мы его просто ждали, долго обсуждали, долго над ним работали для того, чтобы этот свод правил – какой должна быть аптека, что должен делать фармспециалист, как должны храниться лекарственные препараты – все это было закреплено в одном документе.

Да, у профессионального сообщества есть одно замечание, одно предложение, которое мы расцениваем как техническую ошибку редакции. Почему? Потому что есть такая норма, что между оборудованием и стенами должно быть 50 сантиметров. Это, по сути, сегодня невыполнимо. Ну, не то что невыполнимо… Чтобы аптеке переоборудоваться – это не совсем логично и корректно. С другой стороны – нецелесообразно. То есть не несет под собой с точки зрения представителей фармацевтического сообщества… А я представляю 11 тысяч аптечных организаций в нашей стране от общего количества – 50 с небольшим. Ну, это действительно нецелесообразная норма. Мы считаем, что она нецелесообразная, и надеемся, что ее в ближайшее время откорректируют, потому что уже нас слышали, услышали, и такие моменты есть. Но это скорее действительно для профессионального сообщества.

То, что касается наших граждан. Они точно так же могут ознакомиться с этим документом, он в открытом доступе. И во всяком случае, я всегда призываю наших уважаемых пациентов, уважаемых сограждан действительно требовать то, что им нужно. И таким образом появляется спрос. И таким образом появляется предложение со стороны аптечных организаций.

Это консультации. Какого рода консультации должны фармработники проводить? Действительно нельзя подменять фармацевтического специалиста врачом. Фармспециалист никогда не назначает лекарственные препараты. Он дает консультации своего рода, как правильно принимать лекарственные препараты – что есть очень важно. Если лекарственный препарат принять не так, как написано в его инструкции по назначению, он просто-напросто может не сработать, не дать того эффекта.

 

Ольга Арсланова: А посоветовать тот или иной препарат фармацевт, работающий в аптеке, имеет право или нет? Потому что это сплошь и рядом. Люди приходят: "Слушайте, что-то голова болит. Что вы мне посоветуете?" Или кашель. И ему советуют.

 

Нелли Игнатьева: Когда человек приходит в аптеку за лекарством, что есть совершенно логично, он уже жертва того стереотипа, что ему что-то назначат. Вот слово "посоветуют". Фармспециалист дает информацию, а как уже пациент ее расценивает, посоветовали ему или что… Фармспециалист дает информацию, а уважаемые наши пациенты, приобретая лекарственный препарат не по назначению врача, они всю ответственность берут на себя, потому что это называется "самолечение".

И я призываю нас всех… Любой лекарственный препарат, даже безрецептурный, изначально должен быть назначен врачом. А вот когда есть симптомы… Что такое безрецептурный препарат? Это для снятия симптомов. Например, простудное заболевание. И буквально каждый из нас что делает? Стремится быстрее встать… ну, во всяком случае пропустить это заболевание, встать на ноги и не пропустить работу. Да?

Ольга Арсланова: Хотя все врачи уже доказали, что ОРВИ никак не вылечишь.

 

Нелли Игнатьева: Ну, здесь я готова с вами где-то в чем-то и поспорить. Ведь ситуация в чем? В том, что мы бежим. Зачем? Чтобы избавиться от насморка, избавиться от кашля – избавление от симптомов. Но в аптеке… Я от имени аптек сейчас комментирую. Если симптомы не проходят – срочно, незамедлительно нужно обращаться к врачу, потому что любое простудное заболевание чревато – чем? – последствиями. Во избежание последствий необходимо принимать лечение и не руководствоваться анекдотом, что с лечением семь дней, а без лечения – неделю.

 

Ольга Арсланова: Смотрите, такое ощущение складывается, что это, наверное, основное отличие нашей практики и зарубежной практики – например, европейской, где ничего практически нельзя купить без рецепта.

 

Нелли Игнатьева: Вы знаете, есть два разных момента. Как покупаются и продаются лекарственные препараты? Там, где работают модели лекарственного страхования, в тех странах, где задействованы страховые компании, все лекарства пациенты получают бесплатно. Но бесплатно условно – в рамках страховки. Изначально каким-то образом приобретается эта страховка. И таким образом получается, что ни один препарат по страховке, то есть в рамках этого лекарственного обеспечения, тот пациент той страны не может получить. Нужен рецепт, потому что рецепт – это финансовый документ.

С точки зрения Российской Федерации, в рамках пилота сейчас прорабатываются эти механизмы. Я оптимистично верю, что рано или поздно они наступят, потому что работа уже начата, нас услышали. А что касается нашей реальности, то наша реальность в том, что пациент, даже приходя к врачу, он в аптеку от врача приходит не с рецептом, а с листочком бумаги, и на листочке бумаги написан некий лекарственный препарат конкретного производителя. Я говорю именно то, что реально есть. У меня есть буквально куча фотографий этих псевдорецептов, как я говорю.

Уважаемые наши зрители, требуйте выписки лекарственного препарата на рецепте. Когда врач выписывает на рецепте – на рецептурном бланке именно, не на листочке бумаги, – он, согласно действующему законодательству, выписывает вам действующую молекулу. Таким образом, приходя в аптеку, вы уже задаете вопрос: "А по какой цене есть этот лекарственный препарат?" И вы увидите, что разброс цен значителен, порой даже в разы. И таким образом вы покупаете тот лекарственный препарат, который будет нести тот же терапевтический эффект, одинаковый, потому что вам доктор это назначил, соответствующий вашему заболеванию. Но при этом вы купите тот лекарственный препарат, который вы можете себе позволить в сегодняшней ситуации. А листочек бумаги вам такой возможности не даст. И потом, даже никакой гарантии в том, что… Мягко говоря, вы можете подкрепить в последующем, что это назначение врача.

 

Петр Кузнецов: Очень много реплик от наших телезрителей. Напомним, уважаемые телезрители, что мы просим вас сообщать о том, как работает ближайшая, пусть даже ваша любимая аптека рядом с вашим домом. Какие сложности с ней связаны? Очередь, не хватает лекарств и так далее? Например, Иркутская область: "Около дома хорошая муниципальная аптека, но в последнее время ассортимент упал. В аптеке сказали, что они не могут все закупать, так как их перевели на закупки по 44-ФЗ".

 

Ольга Арсланова: По 44-му федеральному закону.

 

Петр Кузнецов: "В нашем поселке аптека одна, – это Иркутская область, но уже другое сообщение. – Жители в основном за лекарствами едут в город, так как в городе цены ниже. Наша аптека завышает цены, пользуется отсутствием конкурентов". "В аптеках цены не по карману, – Елена, Казань. – Льготных мало, дешевых мало лекарств. И чек минимальный – более 500 рублей".

Ольга Арсланова: И вот еще несколько интересных сообщений. "В отличие от врачей, в аптеке выслушают, подскажут, какое лекарство поможет, направят к врачу", – Пермский край. То есть больше даже доверяют аптекарю, чем врачу.

 

Нелли Игнатьева: Спасибо.

Ольга Арсланова: Но не все. Вот смотрите: "Мама спросила в аптеке от бессонницы – ей продали "Феназепам". Хорошо, что она мне об этом сказала. Я выбросила эти таблетки, но она неделю их пила", – это Краснодарский край.

У нас есть, кстати, звонок. Давайте послушаем. Рамиль из Казани. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Вопрос у меня такой, такого характера. Хотелось бы урегулировать режим работы аптек. То есть некоторые аптеки начинают работать с 10 утра, уже ближе к обеду. В таком случае… Ну, выхожу во двор, во дворе у нас небольшая аптека. Вот давление у бабушки. То есть куда деваться в такое время?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Зритель: Хотелось бы, чтобы они начинали работу хотя бы с 8 утра.

 

Нелли Игнатьева: Предложение ваше, с моей точки зрения, совершенно понятное, но в каждой аптечной организации есть информация о том, где расположена дежурная аптека. И сегодня, конечно, информационное поле позволяет нам уже и дома найти дежурную аптеку. И дежурные аптеки – вот они как раз таки регулируются. Они есть, они должны быть. И они есть то спасение на тот период времени, когда самая ближайшая аптека к вашему дому, увы, закрыта.

Но обязать всех в рамках сегодняшнего состояния развития рыночных отношений, которые у нас имеют место быть, конечно, обязать всех… Во всяком случае, таких предложений и инициатив не было, чтобы работать. Ну, в любом случае найдется тот подъезд, тот дом, где рядом аптека. Ну, не могут все аптеки быть действительно круглосуточными, с одной стороны. А то, что они есть… Увы, скорее, если срочная такая ситуация, то для этого есть дежурные аптеки. А все остальное закупается, планируется как бы заранее.

Мне бы, конечно, хотелось прокомментировать то, что вы из Интернета приводили примеры.

 

Ольга Арсланова: Это наши SMS от телезрителей.

 

Нелли Игнатьева: А, это наши зрители. Да, есть такая ситуация сегодня по части муниципальных аптечных организаций, что они сегодня, увы, находятся в менее, так сказать, конкурентном преимуществе. То есть вообще ситуация в том, что действительно у них сокращается ассортимент. Но то, что их перевели на 44-й федеральный закон… Это для того, чтобы было нам всем понятно. Уважаемые граждане, мы живем в той ситуации, как будто бы нам кажется, что муниципальная аптека отличается чем-то от частной аптеки. На сегодняшний день все виды аптечных организаций всех форм собственности работают по абсолютно одинаковым правилам, которые зафиксированы. В Российской Федерации абсолютно все работают одинаково, требования абсолютно ко всем одинаковы.

По поводу завышения цен. Увы и ах, лекарственные препараты, как и любые товары, они в цене растут. Не утешу. Я понимаю, что я не утешу тех наших сограждан, которые эти сообщения писали, что цены очень высокие. Но цены на лекарственные препараты растут гораздо ниже, чем на другие товары, ассортимент любых других потребительских сегментов, и ниже даже уровня инфляции. У нас есть сегмент, часть лекарственных препаратов – это перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, – на которые регулируется цена государством. Ну, не столько даже цена, а уровни торговых надбавок.

Поэтому даже на эти лекарственные препараты мы можем увидеть различные цены, но цены на них не завышаются. Аптека рискует потерять лицензию, а если это аптечная сеть, то она потеряет лицензию на все аптечные организации, поэтому действительно таких нарушений не происходит. Если они даже и отмечаются, что тоже случается, то это, знаете, увы и ах, фактор человеческой ошибки, округления на копейки какие-то. Но то, что цены растут – это действительно, да.

В тех населенных пунктах, где одна аптека, как вы называли, там нет конкуренции. Конечно, они видят только одну цену и сравнить не с чем. А вот с точки зрения "трудно найти лекарство" – нет ни одной аптечной организации, в которой представлен весь ассортимент аптечных товаров, весь ассортимент лекарственных препаратов. И увы, даже при том, казалось бы, изобилии аптечных организаций, если нам нужно по перечню закупить какие-то лекарства, нужно их действительно купить в нескольких аптеках.

Это, с одной стороны, и хорошо, я расцениваю как позитивную сторону. Почему? Потому что в одной аптеке один лекарственный препарат дешевле, а в другой аптеке подешевле следующий препарат. И таким образом у пациентов просто… В тех населенных пунктах, где энное количество аптек, таким образом мы можем просто в ряде аптек собрать себе лекарственные препараты, наиболее доступные для каждого из нас по цене.

 

Петр Кузнецов: Смотрите, чтобы по разбросу цен закрыть тему. Вот Минздрав также анонсировал с 1 марта какую-то электронную систему отслеживания референтных цен на препараты. Поможет эта штука каким-то образом человеку понять, где дешевле? И что это вообще такое?

 

Нелли Игнатьева: Вы знаете, сегодня несколько нормативных актов (я позволю себе так сказать), и даже проекты, которые предлагаются к созданию, будут по этому вопросу работать. Что это такое? Планируется вообще в идеале создать единую информационную систему лекарственных препаратов. И она будет отслеживать не только цены непосредственно, а она будет отслеживать еще и следующий момент. Вот пилотный проект запущен по QR-кодированию лекарственных препаратов с 1 февраля этого года. Таким образом получается, что каждый лекарственный препарат будет иметь свою уникальную метку. Вот его произвели, на него нанесли этот QR-код, на каждую отдельную упаковку. И вот он движется по рынку в цепи товародвижения к дистрибьютору, потом – в аптеки. Каждый из участников проверяет, кем он был произведен. Таким образом, просто-напросто будет предотвращена возможность попадания фальсификатов и контрафактов, у них не будет этих QR-меток.

Здесь можно возразить, конечно, что ее надо подделывать. Сейчас как раз пилотный проект работает над тем, чтобы вся система была – как бы сказать? – застрахована от того, чтобы попадал поддельный. Поддельный в принципе не может попасть, потому что производитель в этом заинтересован. И в таком учете, в этой информационной системе мы также будем видеть и все цены. А пациент, приходя… Да, я понимаю, что сейчас, может быть, у кого-то это вызовет улыбку считывание смартфоном QR-кода. Такие же считывающие устройства и в аптечных организациях будут, у кого просто нет смартфона. Я говорю о наших уважаемых пенсионерах. Они просто будут видеть всю информацию: кем произведен лекарственный препарат, по какой цене он вышел на рынок, куда он дальше…

 

Ольга Арсланова: И что он не поддельный, кстати.

 

Нелли Игнатьева: Ну, это вот эти объединяющие моменты. Поэтому, да, этот момент, что создается информационная система, он закреплен и в сегодняшнем документе как элемент отдельный. В сегодняшнем документе – я имею в виду вступивший в силу Стандарт надлежащей аптечной практики. Но действительно перспективы и стратегия вот этой информационной системы, вот этих механизмов гораздо шире. Я пожелаю нам успеха. И фармрынок делает искренне все для того, чтобы это не отразилось на стоимости лекарственных препаратов. Увы, мы никогда не сможем избежать вообще роста цен, мы зависим от инфляции, но во всяком случае чтобы эти механизмы для наших пациентов не отразились на их цене и на их доходах и расходах.

 Источник: ТК ОТР 01.03.2017

архив пресс-центра

Наш телефон
(495) 797-90-36 inforaas@mail.ru

Являемся членами ТПП РФ Платиновая унция

Об ассоциации / Участники / Проекты / Документы / Наш клуб / Как стать участником / Инспекторат

Copyright 2005 “РААС”. Все права защищены

Сайт разработан
www.PROREKLAMY.ru