На главную страницу Написать нам Добавить сайт в избранное
На главную страницу
На главную страницу
рус eng
РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ АПТЕЧНЫХ СЕТЕЙ
НОВОСТИ
ПРЕСС-ЦЕНТР
КОНСУЛЬТАЦИИ
КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ОПРОСЫ
РЕЙТИНГИ
СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ВАШЕ МНЕНИЕ
найти

Нелли Игнатьева: Оснований заявлять, что цены на лекарства вырастут на 10%, сейчас нет

  

ГОСТИ

Нелли Игнатьева - Исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей

Тамара Шорникова: Ну а теперь новая тема. С начала 2019 года лекарства в России могут подорожать в среднем на 10% – так считают члены «Аптечной гильдии». Валюта подорожала, на закупки из-за рубежа приходится тратить больше. Официальный курс доллара с декабря прошлого года по сентябрь вырос почти на 14%, а вот евро на 10.6%. Цены на медикаменты за это время поднялись только на чуть меньше 3%, зафиксировал Росстат.

Виталий Млечин: На российском рынке доля препаратов зарубежного производства составляет 43% в натуральном выражении и 70% в денежном. Вот насколько существенно будет подорожание и не скажется ли это негативным образом на качестве медикаментов, будем обсуждать прямо сейчас.

У нас в гостях исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьева. Нелли Валентиновна, здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: И сразу – согласны ли вы с такими прогнозами?

Нелли Игнатьева: Нет, не соглашусь с такими прогнозами, потому что пока что на сегодняшний день оснований говорить о такой величине нет. Верю, что этого не произойдет. Но, конечно же, все зависит от макроэкономических факторов, которые могут случиться в экономике, о том, как изменятся у нас цены. Сегодня рынок демонстрирует ту ситуацию, которую вы прокомментировали сейчас в цифрах, и оснований заявлять о том, что вырастут цены на 10%, нет. Они действительно были, но они были тогда, когда обсуждалось повышение ставки НДС. Но лекарственных препаратов это не коснулось, на аптечный ассортимент увеличение ставки НДС на 2% только на тот нелекарственный ассортимент, который облагается налогом, на сегодняшний момент НДС 18%, увеличение произойдет до 20%. И вот эта цифра скорее всего из тех прогнозов перетранслировалась в сегодняшнее время. Но порадуемся, что этого не произойдет, потому что пониженная ставка НДС как и была, так и останется за лекарственными препаратами.

Тамара Шорникова: Смотрите, чтобы оперировать не только цифрами, но и словами, на мнение каких экспертов мы опирались. Глава «Аптечной гильдии» Елена Неволина: «Значительный скачок курса произошел еще летом, но тогда цены на лекарства не выросли, поскольку у дистрибьюторов еще были запасы препаратов». Сейчас же склады почти пустые, подчеркнула представитель гильдии, пополнение запасов начнется в конце года по новым ценам, и в связи с этим возможно какое-то подорожание.

Нелли Игнатьева: Вы знаете, что касается инфляции, она была, есть и будет, так устроена экономика. И вот эти вот моменты периодических поставок, о чем идет речь, они случались и ранее. На сегодняшний момент мы видим, что действительно… Даже сравним первые полгода 2018-го, сравним с первым полугодием 2017 года. Вот цены на лекарственные препараты, скачки у нас были, колебания были, цены на импортные лекарственные препараты за первые полгода выросли только на 0.4%. Я, конечно же, говорю о тех ценовых сегментах, которые наиболее востребованы. Почему? Потому что спрос у нашего населения, в общем-то, был пересмотрен в сторону лекарственные препаратов. Наиболее востребованными остаются лекарственные препараты чуть больше 150 рублей, иностранные препараты как раз-таки, у нас средняя упаковка стоимости одного иностранного препарата, средневзвешенная цена где-то 370 рублей. И таким образом даже в эту категорию наиболее востребованного спроса, что, собственно, и показали ваши цифры сегодняшние, с чем я совершенно соглашусь, большую часть лекарственные препаратов наше население потребляет и приобретает соответственно произведенных здесь, на территории Российской Федерации.

И как раз те механизмы, которые регулируют цены на территории нашего рынка, да даже само присутствие их на нашем локальном рынке, я говорю ровно и об отечественных производителях, и о тех иностранных производителях, которые локализовали свои производства на территории Российской Федерации, не дает никаких оснований заявлять о таком высоком росте цен, о котором было услышано. Собственно, мы с экспертами обсуждали эту тему, не исключаем, что здесь несколько была информационная, скажем так, недопонятость со стороны средств массовой информации прогнозов экспертов. Эту цифру мы на сегодняшний день не поддерживаем, не видим никаких оснований.

Тамара Шорникова: А ваши прогнозы?

Нелли Игнатьева: Увы, цена – это тот параметр, который будет расти. С точки зрения опять-таки того, насколько вырастет цена… Напрямую цена связана со спросом. Вот я сегодня уже обозначила, что лекарственные препараты в этом году, в первом полугодии рост, например, на лекарственные препараты ниже 50% вырос аж на 10% (я сейчас в натуральном измерении говорю, о конкретных упаковках), тогда как цена на эти лекарственные препараты упала на минус 4.7%. Поэтому когда мы говорим, как мы называем, общую температуру по больнице, то есть рост цен на лекарственные препараты в виде 2% с небольшим, в одном сегменте это даже 3.5%, но вот в наиболее востребованном сегменте, наоборот, мы видим падение. Поэтому на сегодняшний день следует нам рассматривать позитивно ситуацию в том плане, что у наших пациентов есть выбор.

Когда мы видим рост цен на лекарственные препараты иностранного производства, о которых, собственно, и говорится с точки зрения возможного роста цен, наиболее уязвимого сегмента в росте цен, то в таком случае у нас пациент должен знать, что любой лекарственные препарат по сути должен выписываться врачом. И вот лекарственные препараты у нас выписываются по действующему веществу, или как мы на профессиональном языке называем по МНН. И в рамках МНН у нашего пациента есть выбор по цене. И когда нет возможности приобрести лекарственный препарат наиболее дорогой, скажем так, присутствующий на рынке, то у нашего пациента в большинстве случаев есть лекарственные препараты-замены, что, собственно…

Тамара Шорникова: Качественно насколько они соответствуют друг другу?

Нелли Игнатьева: …мы и видим на сегодняшний момент. Я никогда не соглашусь с таким параметром, когда мы сравниваем иностранный препарат и российский препарат по характеристике качества. Все лекарственные препараты, которые обращаются на рынке Российской Федерации, проходят ровно одинаковые контрольно-разрешительные механизмы, то есть допуск на рынок, в обращение в Российской Федерации одинаково проходят как российские препараты (или правильнее сказать препараты, произведенные на локальном рынке, я уже сегодня отмечала, это могут быть и иностранные препараты, но производственные площадки которых локализованы на нашем рынке), ровно как и ввозимые из-за рубежа. Да, соглашусь, что бытует и, пожалуй, это стереотип того, что иностранные лекарственные препараты, повторю, как говорят наши пациенты, больше помогают, лучше помогают…

Тамара Шорникова: Об этом говорят не только пациенты, часто и врачи говорят об этом.

Нелли Игнатьева: …они более качественные. Но все-таки мы оперируем цифрами, и когда мы видим цифры на протяжении уже достаточно длительного периода времени, 5-7 лет, нам демонстрируется то, что лекарственные препараты, произведенные на локальном рынке, в упаковках потребляются больше. Это говорит о том, что если бы они, так сказать, не имели такую же эффективность (я заменю ваш термин «качество» на «эффективность», потому что качеству они соответствуют абсолютно все); другой вариант совсем, ровно ли одинаково они помогают пациенту, а каждый пациент уникален. Бывают такие пациенты, к которым нужен индивидуальный подход, им не подходят лекарственные препараты.

И о том, о чем я сегодня уже говорила: у нас в рамках нормативного правового поля врач должен выписывать лекарственный препарат по действующей молекуле, но пациент всегда пациент, право выбора лекарства остается за врачом, и в том случае, когда пациенту, так скажем, не подходит общая схема, то имеется возможность в нормативно-правовом поле врачу выписать по решению врачебной комиссии конкретному пациенту выписать именно по торговому наименованию, то есть конкретного производителя тот лекарственные препарат в том случае, если в этом действительно нуждается пациент, в том случае, когда лечение другим препаратом конкретного производителя является более эффективным для нашего конкретного пациента. Поэтому слово «качество», которое мы очень широко используем, я имею в виду «мы» со стороны пациентов, оно скорее все-таки имеет под собой значение эффективности, одинаково ли помогают лекарственные препараты.

Тамара Шорникова: Эффективность, подходит не подходит, побочные явления.

Нелли Игнатьева: Настолько каждый пациент действительно индивидуален, уникален, что действительно к каждому пациенту нужно подходить… Это должен решать врач, какой лекарственный препарат ему назначать. Но вот в рамках того, когда назначено МНН или действующая молекула, как называют все наши эксперты и коллеги, там, наверное, более понятно, то есть то действующее вещество, у пациента всегда есть выбор. И вот тот выбор, который делает сегодня пациент, мы как раз и видим – в пользу более доступного по цене лекарственного препарата. В этом сегменте у нас цены даже имеют, что называется, отрицательную динамику, то есть они падают.

Виталий Млечин: Удивительно.

Давайте узнаем, как в Новосибирской области дела обстоят. Сергей нам дозвонился. Сергей, что у вас происходит с ценами на лекарства?

Зритель: Здравствуйте. Ну цены на лекарства, скажем, в разных аптеках всегда разные. Сейчас пока слушал вашу гостью, много мыслей у меня навеяло. Ну вот сказать по поводу аналогов, я вот категорически не согласен, на примере хотя бы Лазолвана и Амброксола: у меня ребенок принимал долгое время Амброксол, ему врачи рекомендовали очень сильно, он не помогал, Лазолван почему-то помогать начал ему сразу. Такая же ситуация, например, с Нурофеном и Ибупрофеном, такие же аналоги зарубежные почему-то более качественные.

И еще по поводу роста цен самое главное. Смотрите, у меня несколько вопросов. Во-первых, смотрите, цены растут, я понимаю, экономика и так далее, но многие социально незащищенные граждане, которым выписывают по рецепту лекарственные препараты, скажем, несильно дешевые, там больше тысячи, а иногда и более 2 тысяч рублей, они не входят в тот список препаратов, которые можно получить социально незащищенным гражданам, но их необходимо покупать, а цены постоянно дорожают. Это первый такой момент, вопрос, как с этим бороться.

Второе – по поводу вообще вот этих всех списков лекарственных препаратов и ценников на них. У нас да, видно, что наши, отечественные аналоги дешево кратно стоят, но иногда почему-то даже в аптеках, не только в аптеках, врачи, педиатры, терапевты рекомендуют настоятельно всегда один и тот же препарат. Знаете, такое ощущение иногда, как будто по больницам идет какая-то коммерческая жилка, что всем дают команду: «Вот этот препарат, пожалуйста, рекомендуйте, остальные перестают помогать людям».

Виталий Млечин: Да, Сергей, понятно, спасибо вам большое. Кстати, это интересный вопрос: действительно говорят, что во многих аптеках, бывает, рекомендуют именно какой-то препарат. Это потому что он такой хороший или по каким-то другим причинам?

Нелли Игнатьева: Ну я развею миф: в аптеках не рекомендуют, а скорее называют тот лекарственный препарат, который, возможно, просто сейчас есть в аптеках в наличии, такая ситуация тоже может быть. У нас лекарственные препараты, увы, периодически выходят из обращения не потому, что что-то случилось такого серьезного и значимого, а ровно только потому, что производитель по объективным, надеюсь, на его взгляд причинам не перерегистрировал лекарственный препарат, и таким образом его просто нет на рынке, а есть более дорогие его аналоги. Это одна ситуация, если в аптеках называют, как мы видим и как мы трезво оцениваем, действительно более дорогой лекарственный препарат тогда, когда как будто бы должны быть и дешевле. Это один момент.

Второй момент о том, что вот эти вот все разговоры… Я действительно не хочу ни в коем случае сейчас нас до такой степени уводить от этого, что это все уже в прошлом. Мне печально, если это действительно так, когда врачи называют конкретного производителя и лекарственный препарат, со стороны я поддержу врачебное сообщество в силу того, что если у врача, у врачебного сообщества есть предпочтения к конкретному лекарственному препарату, я сохраняю веру и надежду, что это совершенно объективно, это оценивает и видит врач. А вот с точки зрения как раз законодательства врача уже несколько лет лишили такой возможности простыми словами лоббировать интересы конкретного производителя, то есть не выписывать торговые наименования. Что такое торговое наименование? Это как раз действующая молекула под тем наименованием, под которым производит конкретный производитель. Вот раньше врачи выписывали торговые наименования, на сегодняшний момент врачи в рецепте должны выписывать именно МНН или действующее вещество.

И когда врач выписывает лекарственный препарат, как наш пациент понимает, что врач его выписывает, а на самом деле на листочке бумаги, что, в общем, серьезная проблема на сегодняшний момент… На листочке бумаги выписывается, а точнее просто записывается наименование препарата, который должен купить пациент в аптеке. Конечно, пациент доверяет врачу, но у пациента… Я просто обращаюсь в очередной раз и прошу просить и требовать, не постесняюсь этого слова, врача выписывать рецепт. Почему? Потому что это гарантия, во-первых, ответственности всех участников системы здравоохранения перед пациентом, но и пациент должен в эту систему внести свои правильные действия, не с листочком бумаги приходить в аптечную организацию, а потом сетовать на то, что ему дорогой лекарственный препарат, собственно, рекомендуют, как мы говорим, хотя рекомендовать мы не имеем права, мы просто информируем о том, какие лекарственные препараты есть в аптеке. Действительно то, что касается того, что прокомментировал нам наш телезритель, ребенку подходят именно те лекарственные препараты, которые он назвал. Да, такие случаи имеют место быть, я о них уже ранее сказала.

То, что для тех пациентов, которые социально незащищены, или точнее, как я, надеюсь, правильно поняла, бесплатно не получают эти лекарственные препараты, а им выписывают лекарственные препараты, то выписывать должны именно действующую молекулу, то есть у пациента должен быть выбор. Но я в очередной раз еще повторю: если пациент пришел в аптеку, не все лекарственные препараты, которые есть на рынке, есть в аптеке, и нет такой аптеки, в которой могут быть представлены все лекарственные препараты. Если вы слышите тот лекарственный препарат или те лекарственные препараты, интересуетесь, какие есть аналоги, замены, разумеется, есть необходимость, чтобы их поискать и найти, что называется, доступными по цене, по карману, как хотите, вот это интерпретируете, называете, но у пациента есть выбор, и это хорошо.

Виталий Млечин: Давайте посмотрим небольшой сюжет, наши корреспонденты на улицах спрашивали людей, приходится ли экономить на лекарствах.

ОПРОС

Виталий Млечин: Можем только позавидовать людям, которым не приходится экономить.

Тамара Шорникова: Да, и еще можем почитать SMS, которые приходят на наш SMS-портал про подорожание как раз. «Препарат Артрос за 2 года подорожал на 700 рублей», – это Псковская область пишет. «В июле купила Амлодипин за 100 рублей, в конце октября уже за 160», «Инсулин каждый месяц дорожает на 300 рублей». Такие вот подорожания – это общая тенденция, это все-таки воля конкретной коммерческой аптеки, которая определяет наценки соответственно со своим экономическим бюджетом?

Нелли Игнатьева: Ну по поводу первого препарата, скорее все-таки разные производители, такого скачка в рамках одного производителя мне неизвестно. Если так, то в этом случае просто я попрошу нашего телезрителя, кто писал SMS, связаться с нами, мы разберемся. По поводу инсулина: инсулин – это тот лекарственный препарат, который отпускается больным сахарным диабетом, как мы понимаем, это вообще 100%-я льгота. Мне больно и печально, что пациенты вынуждены покупать, он вообще в принципе должен отсутствовать в наших коммерческих аптеках как таковой. То, что касается инсулина, это все-таки тоже меня удивляет цена, скорее тоже производитель, но каждый месяц такого происходить вряд ли… Я говорю «вряд ли» очень аккуратно, потому что хочется услышать конкретно, о каком инсулине идет речь, о дозировке, о производителе.

Если позволите, я про комментарии наших телезрителей еще добавлю: уважаемые телезрители, уважаемые сограждане, пожалуйста, народные средства – это все-таки профилактика. Если вдруг вы заболели, своевременно обращайтесь к врачу. Только врач может вам назначить лечение. Доверять врачу нужно, но при этом нужно выполнять свою функцию и своевременно приходить к врачу, требовать, просить, как угодно, чтобы у вас обязательно на рецептурном бланке был выписан лекарственный препарат, то есть был рецепт, в рамках которого вы… И в том числе, кто оформляет инвалидность, будут лекарственные препараты или не будут, у государства есть социальная функция обеспечить вас этим лекарственным препаратом в случае, если уже оформлена инвалидность. Лекарственный препарат должен быть выписан в рецепте, тогда вы имеете право – и я желаю, чтобы вы это свое право реализовывали – мы к вам тоже будем приходить на помощь.

Виталий Млечин: Давайте услышим Марину из Хабаровского края. Марина, здравствуйте, вы в эфире, говорите, пожалуйста. Если можно, не очень долго.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Нелли Игнатьева: Здравствуйте.

Зритель: Я проживаю в Хабаровском крае, поселок такой есть Переяславка. Вот скажите мне, пожалуйста, у меня такой вопрос: почему гепатопротекторы, которыми я непосредственно пользуюсь, стоят очень дорого? Вот я пользуюсь Гептрал. У нас в нашем крае, в нашем районе имени Лазо 5 ампул стоит 2 100 рублей. После того как нужно пролечиться Гептралом, неважно, Фосфоглив, нужно переходить на таблетированное лечение. Но понимаете, как правило, вы знаете, гостья передачи, что 6 месяцев нужно принимать, после того как пролечиться уколом, нужно перейти на таблетированное лечение. Почему это так дорого стоит? Почему нельзя эти препараты сделать дешевле?

Виталий Млечин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Не признать их жизненно важными?

Виталий Млечин: Вот по поводу «сделать дешевле», конечно, сложный вопрос, а по поводу «признать жизненно важными», может, действительно эти препараты стоит как-то включить в какой-то список, если этого еще не сделано?

Нелли Игнатьева: То, что касается «сделать дешевле». Все попытки, которые, как я говорю, действительно попытки, которые принимались со стороны государства, сделать дешевле лекарственный препарат, они порой приводили к печальному исходу, я говорю о предыдущих периодах, когда просто вот эти механизмы не состыковывались с себестоимостью лекарственных препаратов. Таким образом, у нас под риском и даже «вымылись» некоторые лекарственные препараты именно российского производства, заменили их аналоги. Препараты-то остались, только они стали несколько дороже все-таки по цене в силу того, что вот эти попытки сделать подешевле получили, что в результате механизмы не позволили…

Виталий Млечин: В результате стало только дороже.

Нелли Игнатьева: Да, не позволили вообще сохраниться этим лекарственным препаратам, потому что ниже себестоимости сделать никак нельзя. С точки зрения лекарственных препаратов, почему дорогая стоимость лекарственных препаратов? Я прокомментировала о стоимости лекарственных препаратов, и ваши комментарии были в программе совершенно понятные. Средняя упаковка лекарственного препарата, средневзвешенная цена лекарственного препарата, произведенного на рынке Российской Федерации, стоит 100 с небольшим рублей, а иностранного препарата в 3.4 раза больше, это 317 рублей. Это говорит о том, что локализация производств – это один из подходов, который на уровне государственных программ был принят, он позволяет в том числе сделать дешевле лекарственные препараты.

Но я отмечу еще один важный момент: все лекарственные препараты, это касается ведь не только фармацевтической промышленности, а все субстанции по сути, даже все сырье, не постесняюсь того, в большинстве своем иностранного производства. Поэтому мы всегда будем зависеть от импорта. Сделать так, чтобы мы не зависели от импорта, в принципе невозможно: нет ни одной страны в мире, в которой бы все субстанции производились на локальном рынке.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях была Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей.

А прямо сейчас мы расскажем о том, о чем пойдет речь в вечерней части нашей программы.

 

Источник: ОТР - Отражение

архив пресс-центра

Наш телефон
(495) 797-90-36 inforaas@mail.ru

Являемся членами ТПП РФ Платиновая унция

Об ассоциации / Участники / Проекты / Документы / Наш клуб / Как стать участником / Инспекторат

Copyright 2005 “РААС”. Все права защищены

Сайт разработан
www.PROREKLAMY.ru